Головна » Информационное Агентство «РБК-Украина»

Информационное Агентство «РБК-Украина»

Он-лайн конференция с Райцыным Аркадием Эмильевичем , председателем Правления общественного объединения «ОБЛИЧЧЯ МАЙБУТНЬОГО», Генеральным директором общенациональной программы «ЛЮДИНА РОКУ», Президентом общественной организации «КЛУБ «ЛЮДИНА РОКУ».

 

Видео конференции  

РБК:
Расскажите об истории создания «Человек года». Как это возникло? Вы однажды утром проснулись и подумали: вот надо такое сделать? Как это зарождалось? 15 лет назад еще времена были какие-то странные, непонятные.

Аркадий Райцын: Самое удивительное и парадоксальное, что примерно так это и произошло, но по факту уже. Собственно, сама идея возникла в 1995 году, это уже 16 лет назад. Хотя мы в этом сезоне празднуем наше 15-летие общенационального формата программы «Человек года», но был еще один экспериментальный этап в 1995 году, который тогда проводился в моем родном городе Днепродзержинске. Так вот, в 1995 году весной, в мае месяце, однажды, сидя в своем кабинете, я занимался совершенно другим бизнесом, и тем не менее, весна всегда располагает к тому, чтобы мысли шли немножечко более глубоко, шире, чем ты обычно мыслишь в любые другие времена года. В этот момент я, анализируя очень многие известные премии, которые, в частности, стали появляться в России, в России уже тогда появилась премия «Ника» в области кинематографии, в России вручалась премия «Овация» в области популярной музыки. Все мы знали и много лет уже следили за международными премиями «Оскар», «Гремми» и другими. У меня возникла мысль: а почему бы независимому государству Украина, которому всего-то четвертый год пошел, не иметь тоже премию, которая бы отмечала высшие профессиональные достижения, но только не в одной сфере профессиональной деятельности, например, музыка, либо кинематограф, либо театральное искусство, а взять за основу ключевые профессиональные направления, на которых зиждется и базируется любое независимое государство. Вот, собственно, начиная с этих первых несистемных заметок, которые потом каждый день уже изменялись и делались более четкими, более понятными, более перспективными, и начался процесс отработки модели проекта «Человек года», который вот уже 15 лет очень известен в нашей стране. То есть, это 1995 год, это действительно весна, это действительно, что называется, проснулся, подумал и начал над этим работать.

РБК:
В каком зале это все происходило?

Аркадий Райцын: В Днепродзержинске? В Днепродзержинске самый крупный зал – это дворец культуры и техники химика.

РБК:
Вы были в смокинге, в бабочке?

Аркадий Райцын: Да, я был в смокинге, в бабочке. Это был первый случай, когда я одел смокинг. И с тех пор, за редким исключением, по-моему, была одна церемония, когда я решил не одеть смокинг, а одеть костюм. Но на все остальные церемонии я, естественно, одевал смокинг. И мне очень приятно, что начиная с первой общенациональной церемонии вручения премии «Человек года» все больше и больше наших очень известных и состоявшихся профессионально и общественно мужчин одевают смокинг. По крайней мере, и на церемонию вручения премии «Человек года», и на другие светские мероприятия. Это тоже обучение вхождения в культуру дрес-кода.

РБК:
Такие годы были лихие, 1994 год. В красных пиджаках приходили?

Аркадий Райцын: Нет, не приходили, потому что никто этому не придавал какого-то серьезного значения. Более того, даже для того, чтобы организовать подобную церемонию и программу на уровне региональном, хотя это все-таки была Днепропетровская область, мы все понимаем, что из Днепропетровской области, из Днепропетровска очень много очень известных людей было у власти, в том числе Леонид Данилович Кучма, второй президент Украины, который с 1994 года стал президентом нашего государства. Тем не менее, значительно больше было скептиков, чем симпатиков. Да, я вспоминаю разговоры: ну что вы, в такое время, третий год всего государству, какие могут быть премии, у нас столько проблем, дай бог с этими проблемами лет 15-20 вообще расхлебаться. Но, тем не менее, ходили и настойчиво доказывали, что если вот так ничего не делать в этом плане, то проблемы будут нарастать комом. А если что-то пытаться делать, потому что талантливые люди были всегда и даже в первые трудные годы независимой Украины, что показали дальнейшие общенациональные программы, талантливых и состоявшихся профессионально людей было достаточно много тогда. Ну, а сейчас их несравнимо больше.

РБК:
Вы с «Человек года» прошли практически всю жизнь нашей молодой страны, практически от ее основания. Вы застали 1998 год, 2008 год, один кризис, второй кризис. Расскажите, что было тяжелее всего. Были ли моменты, когда все стояло и шевелилось на грани, когда непонятно было, как идти дальше, что будет в следующем году? Какие были моменты тяжелые?

Аркадий Райцын: Я бы назвал несколько. Одного момента мы уже коснулись – это изначальное неверение в то, что такой общественный инструмент, на общественном уровне, но тем не менее на общегосударственном, отмечать высшие профессиональные достижения, был нужен тогда, в середине 1990-х годов. Для того, чтобы это доказать на следующий год уже в Киеве на общенациональном масштабе, приходилось прикладывать недюжинные усилия. Но могу сказать, что касается уже киевского истеблишмента, то здесь количество и, самое главное, уровень известных людей, которым эта идея преподносилась, процент симпатиков все-таки был значительно больше, чем, как это не удивительно, на региональном уровне, откуда идея вообще, собственно, и пришла. Я здесь хочу в обязательном порядке вспомнить первого председателя высшего академического совета нашей программы Вадима Петровича Гетьмана, который возглавлял совет на протяжении 1996-1997-го и части 1998 года, когда он был жив. Хочу сказать, что это был один из первых очень крупных политиков, людей государственного масштаба, который не просто поверил в эту идею, — он ее воспринял как чрезвычайно нужную и чрезвычайно необходимую для молодого государства. И таких известных людей потом уже образовывалось десятки. И очень много. Многие из них по сей день входят в состав высшего академического совета, являются лицом программы уже очень многие годы. Дальше. Если говорить об еще таких точках. Естественно, огромное было волнение при подготовке и особенно при открытии самой первой торжественной церемонии уже общенационального масштаба во дворце «Украина». Я неоднократно об этом вспоминал. Несмотря на то, что был небольшой опыт сделать это в Днепродзержинске, но в Киеве это нужно было делать значительно более масштабно, значительно более точнее, правильнее с режиссерской, с постановочной, сценарной точки зрения. Я никогда не забуду ощущение, когда я выходил на сцену дворца «Украина» с приветственным словом. Когда я понял и увидел, что в 17-м ряду находится президент Украины Леонид Данилович Кучма, я увидел, что по центральному проходу, в центральном партере огромное количество известнейших людей, не только номинантов и лауреатов первой премии, но и почетных гостей, — вот тогда приятный морозец пробежал по спине. Но в то же время чувство гордости за то, что, наверное, это получилось и получится. Да, безусловно, было. Что касается дальнейших моментов, здесь очень важен был вопрос психологии. Здесь очень важно было не почивать на лаврах, не остановиться на примере того, что да, если идея удачная, она принята обществом, то дальше можно просто-напросто ее препарировать многие годы. За счет того, что все эти 15 лет не в ключевую модель программы, но в ее очень многие аспекты вносились очень серьезные новшества и эволюция. Например, в 2001 году появился институт международных премий – программа приобрела международный характер. Мы гордимся тем, что десятки известнейших людей Европы, мира, стран СНГ становились лауреатами и обладателями международных премий нашей программы. Вот этот момент. Если брать последние 5 лет, то огромные новации происходят в процессе подготовки и проведения самой церемонии. Все не стоит не месте, движется вперед. Технический прогресс движется вперед. Очень многие технические приемы организации подобных церемоний. В последние 5 лет, конечно, мы сделали очень серьезные шаги вперед в плане того, что самые серьезные технологические решения, операторские, сценарные, технологические и режиссерские, конечно же, находят отражение в проведении этой церемонии. А что касается юбилейной церемонии, то здесь будет все еще на целый ряд и пункт совершеннее, но об этом, я думаю, мы поговорим отдельно.

РБК:
Когда после церемонии вы наконец-то приезжаете домой, после банкета, снимаете с себя бабочку, снимаете смокинг, переодеваетесь в домашнюю одежду, что вы думаете в этот момент? Какие чувства? Что остается? Как будто дочь замуж выдал или как будто потерял что-то? Что остается вечером?

Аркадий Райцын: Нет, не вечером, а утром. Это уже утро следующего дня. Во-первых, полное опустошение.

РБК:
Есть чувство, что потерял что-то?

Аркадий Райцын: Нет, опустошение не в плане того, что что-то потерял. Но ты в этот день церемонии проходишь такой марафон, который примерно начинается в 12 часов дня и заканчивается примерно в 3-4 часа утра на следующий день. Я не буду скрывать: такое количество волнений за этот день, которое я, например, испытываю как организатор. Причем это вполне естественно, я не считаю это недостатком. Я всем говорю, что да, я волнуюсь. Но я считаю, что лучше человек должен волноваться, организатор, и тогда на фоне того, что он волнуется, у него все-таки не будет ошибок. А если человек не волнуется, значит, он относится к этому безразлично. Поэтому в первую очередь опустошение. Причем это опустошение длится весь следующий день воскресенья.

РБК:
Ходишь потерянным?

Аркадий Райцын: Нет, не в этом дело. Вот ты, как марафонец, бежал, ты достиг финишной ленточки, ты ее пересел. И все. И у тебя на следующий день, по крайней мере в этот день не к чему стремиться. Ты можешь анализировать, как все прошло. Ты можешь потом уже, через несколько дней, раскладывать по полочкам всякие составляющие, а их десятки, если не сотни в каждой церемонии. Но ты понимаешь, что все, у тебя уже вал звонков на следующий день не будет такой, что ты едва успеваешь поднять трубу, положить, и у тебя следующий звонок уже на вызове есть. Это опустошение мне знакомо еще по концу 1980-х годов, когда я делал первые мероприятия в области культурного досуга. Ты стремишься, ты делаешь, всего себя отдаешь для того, чтобы это состоялось, а затем вдруг наступает момент, когда тебе вроде некуда бежать. Короткое время. Можно не бежать, можно каждую минуту не хватать раскаленную трубу, отвечать на звонки и реагировать на эти звонки. Вот такое чувство.

РБК:
Когда-то я вас спросил: когда вы начинаете готовиться к следующему мероприятию? Вы улыбнулись и сказали: на следующее утро. Это так и есть?

Аркадий Райцын: На самом деле, практически так и есть. Процесс подготовки, сезон идет год. Он начинается в апреле предыдущего года и заканчивается в марте торжественной церемонией последующего года. Этот процесс – это конвейер, условно говоря, который невозможно взять и вычленить в какой-то промежуток времени и сказать, что нет, в это время можно этим не заниматься. Все равно это всплывет потом, а коль оно всплывет потом, оно уже как снежный ком накроет все то, что нужно будет делать в сентябре, октябре, ноябре. Я горжусь тем, что за эти годы концептуальная отстроенность процесса сделана так, что и я, и все работники, которые работают со мной и составляют небольшой, но очень дружный, профессиональный коллектив генеральной дирекции программы «Человек года», четко и прекрасно понимаем, что шаг за шагом нужно делать в апреле, в мае, июне, сентябре, ноябре для того, чтобы потом правильно и достойно прийти к марту.

РБК:
Что-либо смешное происходило при подготовке к церемонии? Слова забывали, свет выключали?

Аркадий Райцын: Таких смешных, курьезных случаев может быть каждый год достаточно много. Почему я сейчас не буду приводить какие-то конкретные примеры? Потому что, совершенно искренне говорю, я настолько нацелен на конечный результат, что если курьезы случаются, то их надо немедленно гасить, как небольшой пожар, который возникает, и идти дальше. То есть, караван идет – по-другому ничего ты не сделаешь. Потому что если сосредотачиваться на курьезах, заносить их в ячейки памяти и помнить о них, то у тебя не хватит ячеек памяти для того, чтобы сотни вопросов решить на позитив, чтобы в итоге курьезы превратились в закономерности.

РБК:
Я должен сказать, что такой медиа-поддержки и такого эффекта по узнаваемости, по цитируемости, которую имеют номинанты «Человека года» с точки зрения общенационального пиар, наверное, я и не видел. Та медиа-поддержка и тот объем узнаваемости, которые даете вы, — я такого не видел. Нет ни одного средства массовой информации, которое не задействовано. Достаточно попасть любому из жителей Украины в ваши жернова, как он моментально становится известным на всю страну.

Аркадий Райцын: Этим мы и гордимся. Это частично ответ на вопрос, что, собственно, делает дирекция, начиная с апреля, когда заканчивается предыдущий сезон и начинается следующий. Вот этим в том числе и занимаемся. Потому что для того, чтобы набрать такой пакет рекламно-информационных партнеров, а их много десятков. Но это же только рекламно-информационных партнеров. По итогам этого 15-го юбилейного сезона, который закончится 26 марта, у нас под 150 партнеров разного уровня, разного ранга. Для того, чтобы иметь 150 партнеров, с ними нужно встретиться, оговорить условия, согласовать условия договора, подписать договор и добиться выполнения с одной и с другой стороны. А плюс у нас еще порядка 170 организаций, которые делегируют экспертов. С ними надо созвониться, прислать письмо, получить письмо обратно, прислать бюллетени, добиться их сдачи обратно. Вот ответ на вопрос, чем в течение года в том числе мы занимаемся.

РБК:
Я уже три года провожу интервью с номинантами. Наверное, уже у сотни людей в рамках проекта я брал интервью. Я должен сказать, что выдающиеся люди, высокоинтеллектуальные, добившиеся успеха, высокоинтеллигентные. Каждый – личность. Для нас честь с ними разговаривать. Как между ними можно выбрать кого-то одного-единственного? Каждый из них – это целая вселенная. Я очень горд и очень счастлив тем, что мне удается с ними познакомиться, что я могу прикоснуться. Действительно люди выдающиеся. Как же можно отобрать того единственного? И более философский вопрос задам. Как остаться друзьями с теми, кто не выиграл? Потому что каждый достоин выиграть. Здесь нет такого, что кто-то выиграл при явном преимуществе. И в то же время все остальные все равно у вас остаются друзьями, не менее достойными и не менее узнаваемыми.

Аркадий Райцын: Здесь два вопроса в одном. Во-первых, иногда действительно выбор очень труден. Потому что ежегодно в определенном числе номинаций число лауреатов путем экспертного определения определяются действительно равновеликие личности. В таком случае полагаются все-таки на мнение членов совета. Я еще раз подчеркну, что в высший академический совет входят очень известные личности, которые способны определить и все-таки даже в таком трудном выборе, как в каждом случае для себе, сделать выбор самый правильный. Но этому помогает в том числе и та 2,5-месячная работа, которую мы ведем по представлению лауреатов либо номинантов через средства массовой информации, через различные системы коммуникаций, через резюме. Если, например, у очень известного деятеля культуры, но не совсем понятно, кого выбрать среди аграриев либо предпринимателей, то в данном случае такие форматы, как интернет-конференции в «РБК-Украина», как представление лауреатов через еще порядка 12 крупнейших порталов, как анкеты, как резюме – они помогают все-таки сделать для каждого члена совета свой выбор, а суммарно для всего совета сделать суммарный вывод. Как правило, этот выбор все-таки объективен практически всегда, потому что обществом он воспринимается правильно, лояльно и репутационно. Теперь что касается, как не потерять дружеские отношения с лауреатами, которые не побеждают. Это значительно более сложный вопрос. У нас пока еще, могу это свидетельствовать, за 15, даже 16 лет реализации программы, отнюдь не у всех есть ощущение, как есть ощущение у номинантов премии «Оскар» либо «Гремми». Там ты можешь быть номинантом, не стать обладателем «Оскара», но звание номинанта, во-первых, говорит о том, что ты выше сотен, десятков коллег по цеху в конкретном году. Это все равно почетно. Звание номинанта в любом случае остается навсегда, это служит пропуском в высшую профессиональную сферу. Я не могу сказать, что такие же настроения у нас. Есть очень много лауреатов, для которых лауреатское звание – это так же почетно и так же они им гордятся. Я считаю, это абсолютно правильно. Потому что иногда в каждой номинации эксперты называют по 80-70-60 имен. Быть выше очень многих своих коллег по цеху – это значит заслужить это право. Но бывают случаи, когда невыигравшие остаются несколько обиженными. Это не значит, что у нас возникают какие-то недомолвки с организаторами, но это чувствуется. Допустим, на следующий год, когда приглашаешь, когда встречаешься. Я считаю, что наша задача в дальнейшей эволюции – это все-таки с каждым годом все больше прививать мысль и принцип того, что быть лауреатом – это в любом случае очень почетно и заслуженно. Ну, спортивный принцип везде должен быть один, в любом случае всегда должен побеждать один. Ибо, если бы мы заложили в процессе концепции, что побеждает не один, я думаю, программа бы 15 лет не существовала.

РБК:
Давайте немного поговорим о вас. Расскажите про себя. Вы трудоголик? Что вы любите, что не любите?

Аркадий Райцын: Трудоголик, очень серьезный трудоголик. Причем я не могу сказать, что я им стал от рождения. Но, по крайней мере, последние 15-16 лет я абсолютный трудоголик. Более того, я считаю, что не будь я трудоголиком, фактически невероятно, я не представляю, как можно было бы справляться со всеми нагрузками, которые особенно на руководителя такой программы и проекта выпадают месяца за 4 до ежегодной церемонии. Это многие десятки коммуникаций ежедневно, это огромная нагрузка с точки зрения документооборота и всех коммуникативных приемов, построения процесса. Самое главное, нужно иметь очень хорошую память, чтобы не дай бог ничего не то что не выбросить из ячейки, ничего не забыть. Поэтому не быть трудоголиком здесь невозможно. Я трудоголик, я этим горжусь. Я горжусь тем, что я воспитался трудоголиком. Потому что 20-25 лет назад, я не могу сказать, что я был трудоголиком. Может быть, тогда легче брались барьеры, которые были тогда. Тогда можно было с нагрузкой 50-60%. Сегодня нагрузка должна быть 120%, иначе ничего не получится. Но это что касается этого качества.

РБК:
Что еще в вашей жизни ценно, кроме работы? Есть ли у вас хобби, чем-то увлекаетесь?

Аркадий Райцын: Хобби есть очень много. Некоторые хобби уже тянутся за мной много-много времени. Давайте по порядку. Очень люблю путешествовать. Что здесь рассказывать? Путешествовать, слава богу, за счет того, что сезон заканчивается в марте, а начинается в апреле, то слава богу, что есть возможность путешествовать летом. Зимой я лишен этого права. Я категорически не уезжаю никогда перед Новым годом с захватом несколько дней последующего года. Только по одной простой причине, что с 3-го, и иногда со 2 января быть в боевом состоянии и начинать работать и пахать над тем, чтобы церемония в марте была такой, как мы, и не только мы, а все хотим ее видеть. А вот летом путешествовать люблю. Любимые места – это Европа, я очень люблю европейские страны. Если попадает возможность за пределы Европы, то были и такие путешествия. На Кубу, была однажды поездка в Соединенные Штаты Америки. Но больше люблю Европу. Как-то Европа в ментальном плане ближе. Есть еще достаточно много мест в Европе, которые еще не изведаны, которые я еще не посещал. Очень люблю Крым. Последние несколько лет отдыхаю в Крыму. У нас есть один прекрасный партнер в Крыму. Это первое хобби. Если говорить о хобби последнего времени, примерно лет 8 последних, очень увлекся живописью.

РБК:
Что еще в вашей жизни ценно, кроме работы? Есть ли у вас хобби, чем-то увлекаетесь?

Аркадий Райцын: Хобби есть очень много. Некоторые хобби уже тянутся за мной много-много времени. Давайте по порядку. Очень люблю путешествовать. Что здесь рассказывать? Путешествовать, слава богу, за счет того, что сезон заканчивается в марте, а начинается в апреле, то слава богу, что есть возможность путешествовать летом. Зимой я лишен этого права. Я категорически не уезжаю никогда перед Новым годом с захватом несколько дней последующего года. Только по одной простой причине, что с 3-го, и иногда со 2 января быть в боевом состоянии и начинать работать и пахать над тем, чтобы церемония в марте была такой, как мы, и не только мы, а все хотим ее видеть. А вот летом путешествовать люблю. Любимые места – это Европа, я очень люблю европейские страны. Если попадает возможность за пределы Европы, то были и такие путешествия. На Кубу, была однажды поездка в Соединенные Штаты Америки. Но больше люблю Европу. Как-то Европа в ментальном плане ближе. Есть еще достаточно много мест в Европе, которые еще не изведаны, которые я еще не посещал. Очень люблю Крым. Последние несколько лет отдыхаю в Крыму. У нас есть один прекрасный партнер в Крыму. Это первое хобби. Если говорить о хобби последнего времени, примерно лет 8 последних, очень увлекся живописью.

РБК:
Какой живописью? Сами пишете?

Аркадий Райцын: Нет. Живописью с точки зрения коллекционирования. Здесь толчком был один очень интересный эпизод. В 2000 году, отдыхая в Трускавце, а там всегда очень много продается картин местных художников. Львовская очень хорошая школа, Ивано-Франковская школа, Тернопольская, местные художники. И все началось с того, что однажды в Трускавце я купил изумительную картину, которая у меня в коллекции до сего времени, художника Алексина, называется «Осенний лес». Она настолько меня впечатлила, настолько она оказалась мне приятной по духу. Она до сих пор является частью моей скромной коллекции. И так постепенно я стал приобретать картины современных украинских художников, стал посещать выставки, галереи. Я знаком со многими собственниками арт-галерей. Поэтому такое увлечение – собирательство живописи – также есть. Еще одно увлечение, тоже устоявшееся, — это увлечение фотографией. Я очень люблю фотографировать. Изначально это тоже были робкие скромные попытки. Сейчас мне делают даже профессиональные фотохудожники комплименты. Я всегда к этому скромно отношусь, но, тем не менее, особенно в поездках туристических, зарубежных я очень люблю фотографировать, очень много привожу фотографий. Из них частично действительно получаются такие. Уже несколько раз они даже участвовали в таких перформенсах, которые Елена Стеценко, известный наш декоратор-искусствовед, устраивает галерею талантов, и несколько раз мои работы участвовали в таких перформенсах.

РБК:
У вас здоровенный фотоаппарат?

Аркадий Райцын: Нет. По-прежнему я еще снимаю Кэноном-G9, в этом году надеюсь перейти на следующий этап. Но самое интересное, что еще работы 2002-2003 года, которые снимались даже не полупрофессиональными, а любительскими аппаратами, но хорошего качества, естественно, потом заслужили очень высокую оценку, как я уже говорил, профессиональных фотографов, фотохудожников. Поэтому, наверное, пришла пора переходить на то, что вы говорите. Еще одно очень давнее, с детства увлечение – футбол. И, собственно, хоккей. В детстве, в студенческие годы в футбол играл, и все последующие годы футбол является предметом увлечения как болельщика, как интересанта этого процесса. И так как я, когда еще был школьником и студентов первых курсов, очень мечтал быть спортивным комментатором, более того, не просто спортивным комментатором, а футбольно-хоккейным комментатором. Для меня тогда был пример Николай Озеров, Владимир Перитурин, потом пришла эпоха Владимира Маслаченко, Кате Махарадзе. Много было очень маститых. Евгений Майоров, кстати. Видимо, за счет этого у меня такая информативная память, которая позволяет в этих ячейках хранить огромное число фамилий, дат и событий, связанных в том числе с моими любимыми футболом и хоккеем. Иногда это получается очень забавно, когда цитируешь состав команды 30-летней давности, и получается абсолютно правильно. По основным хобби я прошелся.

РБК:
Какой самый интересный футбольный матч, который вы в жизни смотрели? Вы помните, как Пеле играл?

Аркадий Райцын: Вы меня опередили. Я не могу назвать один футбольный матч, но у меня перед глазами… Я сейчас назову год, это был давно, но тем не менее. Мне тогда было 12 лет, я очень хорошо помню, это был пионерлагерь, куда я ребенком был направлен родителями на отдых. Это был тот самый знаменитый товарищеский матч сборной Советского Союза и Бразилии, когда Бразилия во главе со знаменитым великим Пеле приехала в Москву и устроили показательный мастер-класс, выиграв 3:0. Пеле тогда забил один гол. Конечно, детали уже помнить невозможно. Но как тогда играли бразильцы. Это при том, что сборная Советского Союза была очень сильна тогда. Это был 1965 год. В 1966 году был уже чемпионат мира, и сборная Советского Союза заняла 4-е место и получила по тогдашним правилам бронзовую медаль. Безусловно, один из топ-матчей – это 1976 год, финал суперкубка, «Динамо Киев» — «Бавария». Два выдающихся гола Олега Блохина, особенно один, когда он обвел полкоманды соперника, второй он тоже забил со штрафного очень даже красиво. А дальше я одним-двумя не могу ограничиться. Я могу десятки назвать матчей, которые, конечно, в памяти отложились. В основном, если говорить о командах либо Советского Союза, либо уже независимой Украины, это все-таки в прошлом времени, и говорить о сегодняшнем времени. Например, финал последнего чемпионата мира по футболу, сборная Испании – сборная Голландии. Он не был столько зрелищным, но по накалу, конечно, это был настоящий финал. Не скрываю, я болел на испанцев. Я считаю испанскую сборную на сегодня командой мечты, как и «Барселона». Такое поколение подобралось, которое, наверное, рождается раз в 50 лет.

РБК:
Футбол уже другой, чем был?

Аркадий Райцын: Абсолютно другой. И хоккей другой совершенно. Мы можем с футбола перейти на хоккей. Иногда задаешь себе вопрос. Великая тройка Михайлов-Петров-Харламов, окажись в условиях сегодняшней организации хоккейной тактики, стратегии, на малых площадках, все равно уверен и думаю, что блистали бы. Но, конечно, и футбол другой, и хоккей другой. Они стал совершенно другими. Другой вопрос, в плане зрелищности он стал лучше или хуже. Не знаю, спорный вопрос. Я считаю, что футбол времени 1960-1980-х годов в чем-то был зрелищнее, техничнее. Сейчас прагматичный более футбол, но он строится уже на такой системе, которая позволяет добывать результаты. Результат добивается не всегда только техничной игрой, а и правильным построением тактики и стратегии.

РБК:
Вы готовить умеете?

Аркадий Райцын: Нет, не умею. А покушать вкусно я люблю. Поэтому с удовольствием хожу в гости к тем, кто умеет готовить. У меня есть несколько друзей, которым по-белому завидуешь. Вообще завидую мужчинам, которые умеют готовить. Но так получилось, что не обучился, а сейчас уже невозможно найти время на то. Обучаться надо в чуть более раннем возрасте. Но перед теми, кто умеет готовить, просто снимаю шляпу.

РБК:
Путь к сердцу мужичины лежит через желудок. Это правда.

Аркадий Райцын: В чем-то да. Не только, но в том числе.

РБК:
Вернемся обратно к премии. 16-й год подряд существует премия. Как, вы думаете, она будет в будущем развиваться? Она никогда не была заполитизированной. Что бы ни было, что бы не менялось, она никогда не была заполитизированной. Как вам удается выдерживать именно такой аристократический дух?

Аркадий Райцын: Будет развиваться, безусловно, эволюционно. Я уже говорил, отвечая на несколько предыдущих вопросов, что крайне важно, чего бы ты ни добился в этом жанре, в любом другом жанре, не останавливаться на достигнутом или, как модно говорить, не почивать на лаврах. Как только ты начинаешь останавливаться на достигнутом, обязательно наступит стагнация. А стагнация – это прямой путь в никуда. Я уже приводил несколько примеров, как происходила эволюция в первые 15 лет проекта. Я думаю, что следующие годы, не буду называть 15 либо 10 либо 25, я уверен, что эволюция будет происходить дальше. Но эволюция – это не революция, как мы понимаем. Если в проекте, который 15 лет принят обществом и является одним из самых известных, концептуальная основа принята, то менять именно концептуальную основу, тот базис, на котором строится, в общем-то не нужно. Есть куда вносить новации в осуществление этой концептуальной основы и прививать некие новации в русле. Поэтому я думаю, что именно в таком направлении эволюция и будет развиваться. Что касается комплимента по поводу незаполитизированности, я хочу как руководитель программы сказать комплимент в адрес высшего академического совета, который в далеком 2002 году принял одно очень правильное решение. Да, действительно, на первом этапе, и это было нужно, в номинационном перечне у нас всегда присутствовали номинации «Политический лидер», «Государственный лидер», «Парламентарии». А в 2002 году собрался совет, собрались умные, государственно мыслящие люди, которые составляют основу этого совета, и решили, что давайте чтобы в программе не было номинаций, связанных с политической и государственной деятельностью. Почему? Потому что высшие должностные лица государства, такая была мотивация, по крайней мере, тогда, по определению должны быть лидерами. От них должна исходить вся новация в государственном строительстве. Поэтому с того времени программа, по крайней мере номинационный перечень деполитизирован. Это очень хорошо, потому что это действительно позволяет определять лучших во многих других сферах, где нужны чисто профессиональные проявления, а не принадлежность либо непринадлежность к той или иной политической силе. Поэтому, я считаю, это абсолютно правильное решение. Оно действует и сегодня. Как будет дальше, мы посмотрим. Будем следить за тем, как будет развиваться и страна, и наша программа.

РБК:
Есть ли у вас жизненное кредо? Какой-то девиз о моральных ценностях? Ваш персональный кодекс моральных ценностей?

Аркадий Райцын: Сначала девиз, потом моральные ценности. Девиз у меня, я считаю, очень красивый, правильный и прагматичный. Жизнь прекрасна, а все остальное нюансы. Это к тому, что иногда, когда очень трудно, очень тяжело, а трудно и тяжело бывает нередко, хочется то ли самому себе поплакаться в жилетку, то ли кому-то поплакаться. А потом тебе внутренний голос говорит этот девиз-слоган, что жизнь прекрасна, а нюансы нужно преодолевать. Какие бы они ни были сложные, какие бы ни были каверзные, но нужно преодолевать, нужно находить компромиссы, нужно двигаться вперед. Что касается человеческих качеств?

РБК:
Что касается моральных принципов, своего внутреннего морального кодекса. О чем я говорю? Сейчас мы живем в таком веке, в такое время, хотя это так было всегда, что все продается, все покупается. Мы всегда шепчем на молодежь, что она не имеет никакой морали. С другой стороны, наши отцы говорили также о нас, а деды говорили на наших отцов. Но в то же время мир стал очень прагматичным. Мы живем в очень прагматичном мире, очень расчетливом. Всегда есть очень много соблазнов. Есть ли у вас моральной кодекс, когда вы знаете, что это та граница, за которую я никогда не перешагну?

Аркадий Райцын: Безусловно. Начнем с того, что одна из главных черт, которую я ценю в любом человеке, это может быть друг, приятель, соратник, коллега по работе, это может быть просто симпатик либо знакомый, — это порядочность. В порядочность можно вложить еще полтора десятка подкачеств. Но порядочность сама по себе подразумевает очень многое. Это значит, что человек тебя не подведет, если он порядочный. Человек сдержит слово, если он порядочный. Человек не предаст, если он порядочный. Предаст, подведет – это где-то синонимы. Человек будет в чем-то педантичным либо пунктуальным в выполнении своих обязательств, корпоративных либо личностных. Вот это то качество, которое я в первую очередь ценю в людях. Как я уже говорил, это качество поглощает собой еще порядка полтора десятка. А что касается применения этих качеств в прагматичном мире, так это и есть, что называется, высший пилотаж. Когда мир и жизнь становятся до предела прагматичными, когда, казалось бы, на передний план выходят другие составляющие характера, антоним непорядочность, к примеру, то проявлять порядочность в прагматичном мире – это ценно втройне и впятерне. Люди, которые обладают этим качеством. Я счастлив, что среди очень многого количества людей, с которыми я дружу, соратничаю, общаюсь и работаю, подавляюще большинство обладает именно этими качествами. Я это качество очень ценю.

РБК:
Как вы считаете, тот прогресс, который мы видим на сегодня – планшетные компьютеры, все в интернете, никто уже газеты не читает, телевизор не смотрит, все ушло в виртуальный мир – вы сами читаете электронные или обычные книги?

Аркадий Райцын: Нет, я читаю обычные книги.

РБК:
Нравится шелестеть бумагой?

Аркадий Райцын: Конечно. Это уже инстинкт, который заложен, слава богу, на генетическом уровне. Во-вторых, не знаю, будет мое откровение в чем-то сенсационным или нет, но я по-прежнему предпочитаю получать большую часть информации из печатных средств массовой информации. Я как читал, так и продолжаю читать и выписывать домой в почтовый ящик целый ряд газет. Называть не буду, потому что сразу Дмитрий скажет, что это реклама. Но, тем не менее, проникновение в мир интернета, в мир мгновенной информации, в мир всего того, что происходит в сети, конечно, у меня, особенно в последнее время, именно с появлением такого шикарного устройства, как Айпэд, как компьютерный планшет, не буду называть, какой компании, чтобы снова не делать рекламу, конечно же, заставил меня какие-то пропорции времени теперь уделять получению информации через такие источники. Безусловно, если это в гармонии с тем, что ты привык печатные средства массовой информации читать, просматривать, анализировать, и плюс еще получать моментальную, мгновенную информацию раньше, чем телевизионные новости это сообщат, то, мне кажется, на этом и строится современный человек, который получает информацию. Кстати, хочу сказать еще одно качество, которое, наверное, просто обязательно для того, чтобы программа, которую я возглавляю, была эволюционна. Это в обязательном порядке обладать максимально всевозможной информацией. Мы помним поговорку про того, кто владеет информацией. На самом деле, я не знаю, в каких других направлениях это столько важно, но в том направлении, которым занимаюсь я и программа, которой я руковожу, это чрезвычайно важно. Потому что стоит только чем-то не владеть, сразу же возникает не совсем правильное понимание, кто есть кто и что есть что.

РБК:
Что интересного ждет на 15-й церемонии?

Аркадий Райцын: О, как я ждал этот вопрос. Думал, неужели его не зададут. Много интересного ждет. Начнем с того, что юбилей все-таки бывает раз в 5 лет, а 15 лет – это большой промежуток времени. Как мы уже говорили, за это время накопился опыт, накопилось понимание эволюции, в том числе во всем том, что составляет сотни вопросов организации торжественной церемонии вручения премии «Человек года». Поэтому ждет нас беспрецедентное зрелище, которое будет в том числе даже отличаться по формату от всех предыдущих вот почему. Как я уже говорил неоднократно сегодня, у нас с 2001 года существует институт международных премий. Международными премиями за эти годы были награждены и выдающиеся политики, и президенты, главы правительств ряда государств, блестящие дипломаты, которые представляли и представляют свои страны в Украине, очень многие известные меценаты. Но очень много международных премий было вручено в области культуры и искусства. И очень много таких обладателей премий – наши украинскорожденные звезды, которые сегодня продолжают свою карьеру в Российской Федерации. Поэтому мы приняли решение, причем этот процесс длится еще с июня. Я хочу особую благодарность сказать члену высшего академического совета Юрию Рыбчинскому, народному артисту Украины, который очень во многом помогал и помогает мне и всем организаторам для того, чтобы пригласить обладателей международных премий прежних лет на нашу юбилейную церемонию. Поэтому у нас будет беспрецедентное количество, практически вдвое больше, удвоение количества и качества концертных номеров. Только звезды, только обладатели международных и специальных премий разных лет. Давайте попробуем перечислить их. Валерий и Константин Меладзе, Тамарико Гвердцители, Александр Морозов, Максим Дунаевский, Игорь Димарин, Филипп Киркоров, Ани Лорак, Руслана, Камалия, Владимир Гришко. Все это – обладатели разных премий «Человек года» в разные годы. И София Ротару. Все они предварительно и многие уже окончательно подтвердили участие в юбилейной церемонии. Кроме этого, новоиспеченными обладателями международных премий в области культуры и искусства станут еще 3 ярчайших звезд песенного жанра. Каждый из них имеет то или иное отношение к Украине.

РБК:
Обратитесь с пожеланием к аудитории РБК.

Аркадий Райцын: С огромным удовольствием. Во-первых, я хочу сказать ответное огромное спасибо информационному агентству «РБК-Украина» за всю ту информационную поддержку, за все те современные технологии, которые применяются в наших, в том числе, взаимоотношениях во всей той работе, которую мы делаем по представлению лауреатов программы, и всех тех аспектов, которые связаны с подготовкой церемонии. Что касается работников моего уважаемого и любимого информационного агентства, подписчиков, читателей, я желаю как можно больше получать очень интересной информации, готовить ее оперативно, оперативно ее ставить в пространство. И, конечно же, еще раз, понимая, что тот, кто владеет информацией, владеет миром, я вам желаю всяческих профессиональных и житейских успехов в году, который проходит под знаком двух пушистых животных. Чтобы у нас все было в этом году бело и пушисто. Спасибо вам огромное.

15:50:44 РБК:
Где была первая церемония, как это было?

Аркадий Райцын: Первая церемония была 2 марта 1996 года в моем родном городе Днепродзержинске. Моделей проведения церемоний даже в региональном городе совершенно не было. Поэтому все делалось по принципу интуиции. Безусловно, в свое время я в конце 1980-х – начале 1990-х годов имел определенный опыт занятия тем, что сейчас называется шоу-бизнесом, тогда это называлось услуги в сфере культурного досуга. Но жанр церемонии, тем более церемонии вручения премии за профессиональные достижения, — это был абсолютно новый жанр. Естественно, нужно было просто интуитивно, используя все свои и практические, и теоретические навыки, к этому подойти. Но могу сказать, что то, что получилось 2 марта в Днепродзержинске, с участием, тем не менее, очень известных деятелей культуры Украины в целом. Тогда, на первую экспериментальную церемонию приехали Юрий Рыбчинский, Павел Зибров, Владимир Быстряков, Таисия Повалий, Наталия Могилевская, еще целый ряд очень известных деятелей культуры. Были приглашены журналисты из ведущих тогда общеукраинских изданий – «Зеркало недели», «Киевские ведомости», «Всеукраинские ведомости». То есть, это мероприятие имело резонанс не только городской, областной, но и общеукраинский. Кстати, ведущими тогда были Елена Ромина и Лесь Заднипровский, очень известные деятели культуры в целом Украины. Когда все это прошло успешно и когда начались уже консультации с теми симпатиками проекта, которые в том числе прибыли в Днепродзержинск на первую экспериментальную церемонию, — вот тогда возникло ощущение, что это можно попытаться экстраполировать на общенациональный уровень. И начиная с лета 1996 года, шаг за шагом это делалось, обретались методом убеждения симпатики этой идеи. И среди этих симпатиков оказалось очень много очень известных и состоявшихся на тот момент личностей, которые составили потом в итоге и высший академический совет программы первого созыва.

15:53:18 РБК:
Она уже тогда проходила так широкомасштабно, как сейчас?

Аркадий Райцын: Да, модель была, с учетом поправок на 16 лет назад, такая, как, в общем-то, в дальнейшем стали проходить и церемонии уже общенационального масштаба. Единственное, со скидкой на то, что все-таки это не был столичный город, это не был дворец «Украина», это не были такого масштаба и количества гости и участники церемонии. Но модель была отработана, я считаю, достаточно успешно, причем на ощупь. Но тем не менее.

16:23:11 РБК:
Но пиар-поддержку мы даете очень мощную.

Аркадий Райцын: Этим мы гордимся. Действительно, это та эволюция, о которой можно говорить за 15-летний период реализации программы, если говорить об эволюции. Это не только технические, творческие средства реализации главной церемонии, но это и, конечно же, организация рекламно-информационного процесса, который пошел очень далеко вперед по отношению к периоду, когда мы начинали, 1996-1997-1998 год. И технологии. И не было тогда столь серьезных интернет-ресурсов и порталов. А сегодня эти информационные технологии завоевывают все больше и больше читателей и пользователей. Поэтому и мы идем в русле времени и частично уходим и в эту сферу рекламно-информационной поддержки.

16:43:55 РБК:
Помните дореволюционный девиз: жизнь – царю, честь – никому.

Аркадий Райцын: Конечно. Есть шикарная песня, которую написал Давид Тухманов, поет Иосиф Кобзон. Там в том числе эти слова, четверостишием.

16:46:28 РБК:
Приоткроете завесу?

Аркадий Райцын: Безусловно. Александр Малинин, народный артист и России, и Украины, уникальный певец, у которого есть целая программа украиноязычного репертуара. Он поет целую программу украинских песен. И заслуженное звание народного артиста Украины дало основание высшему академическому совету присудить международную премию, которую он будет получать 26 марта. Анжелика Варум, прекрасная, изумительная исполнительница, икона стиля, икона своего жанра, которая родилась во Львове. Дальше можно не объяснять. Ее отношение к Украине самое что ни на есть буквальное, она родилась в Украине. И еще один знаменитейший, легендарнейший исполнитель, который родился в городе Николаеве, — это Сергей Захаров. Звезда, которой поклоняется уже несколько поколений. В прошлом году ему исполнилось 60 лет, он в блестящей форме. Его искусство востребовано сегодня везде и повсюду. Причем не только поколение, которое застало его расцвет в 1970-е годы и камбэк в конце 1980-х годов, но и поколение, которое видит его сегодня с его прекрасными программами и романсами – они, конечно, все с восхищением наблюдают и радуются его искусству. За счет того, что у нас будет такое большое количество для одной взятой церемонии участников гала-концерта, мы пошли на то, что мы впервые применим совершенно другой принцип ведения церемонии. У нас в последние годы всегда была официальная пара ведущих, для которых писались очень профессиональные тексты сценарной группой, которые работали над официальной частью церемонии. И были всегда два коммуникатора, несколько лет ими были Владимир Зеленский и Евгений Кошевой, а в последней программе эту роль исполняли Маша Ефросинина и Руслана Пысанка. Естественно, это все совместно брало определенное время. Понятно, что мы должны все-таки соблюсти тот регламент, который мы всегда соблюдаем, поэтому было принято решение пойти на такой шаг, который, кстати, очень активно применяется, например, при вручении премии «Оскар». Вся официальная информация, все официальные объявления будут делаться чрезвычайно талантливым ведущим, голосом телеканала «1+1» и не только Григорием Решетником. Но это будет делаться из-за кулис. То есть, у нас впервые будет так называемый ведущий из-за кулис. Тем не менее, на сцене будут два ведущих-коммуникатора, задача которых будет создавать соответствующее настроение на сцене. В частности, это подводки и уводки по всем концертным номерам. Это будут два блестящих ведущих, два блестящих коммуникатора Юрий Горбунов, Украина, и Дмитрий Шепелев, еще недавно Украина, а еще недавно Беларусь, а теперь это звезда Первого канала российского телевидения. Они будут исполнять роль коммуникаторов на сцене. За счет этого во многом поменяется впечатление от тех церемониальных эпизодов, которые будут. За счет этого это будет смотреться несколько по-другому. Но мы полагаем и даже уверены, что это будет динамичней. Особую роль здесь будут иметь участники наградных процедур, которые будут вручать каждую номинацию. Они всегда у нас имели очень существенную роль, а здесь на них уже возлагается как бы разыграть специальный мини-эпизод, мини-мизансцену. Для этого специально прописываются тексты. Среди участников наградных процедур у нас всегда очень известные люди, мужчины и женщины. Поэтому за счет этого это будет построено совершенно по-другому. Самые совершенные технические решения по сцене, по декорациям, по экранам, по компьютерной графике, по всем спецэффектам. А если говорить о мероприятиях несценических, то открою еще одну завесу. У нас впервые по случаю 15-летнего юбилея программы будет такой очень интересный формат, который будет в финале красной дорожки. Красная дорожка будет у нас обязательно внутри дворца «Украина». Тоже будет немного измененного, удлиненного формата. А в финале красной дорожки у нас будет специальная автограф-сессия для победителей программы разных лет. Все обладатели титула, которые сочтут за честь присутствовать на 15-й юбилейной программе, оставят свой памятный автограф на специальном огромном баннере. И это тоже будет одно из новшеств несценической части церемонии. А все остальное рассказывать неэтично. Лучше это посмотреть через практически месяц.

www.rbc.ua